Ольга (luchar) wrote,
Ольга
luchar

О жизни, смерти и шахматах...

Посмотрели второй раз "Ничью". Замечательный спектакль. Очень часто можно слышать, что тема спектакля беспроигрышная. Но мне кажется, что спектакль не о геноциде вовсе, а на очень вечную тему -- о смерти. О страхе смерти. О ее неизбежности. О том, как ее встретить. Можно ли при этом остаться человеком, не потерять свое лицо, чувство собственного достоинства. И очень согласна с Бородиным, который говорил, что у него "есть некоторая наивная вера в то, что театр существует для чего-то, что люди идут в театр, чтобы почувствовать, что они не одиноки перед лицом смерти. Людям больше негде быть вместе."

Спектакль изменился сильно. На первый взгляд даже не смогу сказать, чем именно -- не имею в виду голос сверху и замену. Многие вещи, которые раньше угадывались и казались какими-то расплывчатыми, стали яснее и жестче. Но сохранились наивность и чистота. И с каким изяществом сделаны все сцены, несмотря на кажущуюся простоту и линейность, в том числе декораций. Как в шахматах, где несмотря на простоту правил, столько красоты и глубины...

Очень волновались за Гришина и за спектакль целиком, срочные вводы -- жуткий стресс для всех. А тут еще и премьера... Про Шогера в исполнении Гришина могу сказать следующее. Человек, который верит в непогрешимость и устойчивость системы, в которую он попал. "На поле должен остаться один король". Он уверен, что правда и сила на его стороне, что он и ему подобные диктуют правила игры. Избивает мальчика, к которому даже испытывает теплые чувства и уважение, как к своему партнеру и даже учителю, потому что "закон никто не отменял". Это с одной стороны. С другой, ему совершенно некуда стремиться. "У меня все есть", -- сказал он Аврааму Липману, -- "Даже если бы я был стариком, а ты золотой рыбкой в моей сети, то мне нечего было бы у тебя просить". И его манипуляции с хлыстом, и то, как он запрыгнул на стол, все эти мелочи показывают именно это -- ему скучно. И оттого страшнее. Потому что равнодушие и проявления человечности сильнее оттеняют жестокость и безнравственность и его, и системы, или даже точнее, его как части системы.

В этот раз очень понравилась линия Касриэла. Очень здорово показал его Доронин. Все в нем было, и трусость, и страх, и безвыходность его положения. Но и было видно, что он тоже Липман -- сын своего отца Авраама. Послушный его воле, но гордый; надломленный, но все-таки смог сделать то, что было единственным путем для спасения его души.

В первый раз сидела далеко и плохо видела ходы на шахматной доске. В этот раз проследила. Когда умирает Ина Липман, Авраам подходит к доске и, повторяя ходы партии Исаак--Шогер, начинает с жертвы: черные берут белую пешку. Следующей погибает Рахиль, и серия ходов начинается с другой жертвы белых... И тем более логичным кажется конец. Именно мат, а не ничья -- "на поле должен остаться только один король"... Шахматы -- отличный символ. Белые -- символ правды, добра и света, черные -- символ зла и тьмы.
Tags: рамт, театр
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 16 comments