Ольга (luchar) wrote,
Ольга
luchar

Categories:

Санта-Крус, фламенко и Хиральда

Трудно писать про такой известный и прекрасный город, как Севилья. Что можно нового про него рассказать? Про город, о котором очень красиво и поэтично рассказано известными писателями, поэтами, музыкантами, художниками. Тут хотя бы попытаться поймать то ощущение, которое осталось от книг и опер. (Кстати, все могут быстро вспомнить без гугла названия хотя бы пяти опер, действие которых происходит в Севилье?) Много в интернете и на форумах отчетов про Севилью. У всех Севилья разная, у каждого своя. Кто-то прежде всего вспомнит Лорку: «Севилья ранит, вечна эта рана...» (Разве можно сказать лучше? И как это прочувствовать?) Почти все вспомнят Фигаро, Кармен и Дон-Жуана (или правильнее сказать Дон Хуана!), многие корриду и фламенко, Колумба и Индии, кто-то архитектуру, мавританскую и мудехар, а кто-то вспомнит потрясающее слово Гвадалквивир и все рифмы к нему!

Какая получилась Севилья у нас? Трудно сказать, мы были там слишком мало времени. Но я точно запомню Хиральду в утреннем свете, эту прекрасную доминанту города. Запомню узкие улицы и белые дома в жёлтой окантовке района Баррио-де-Санта-Крус, маленькие тенистые площади, ажурные балконы, красную герань на окнах, азулежу и красивые фонари. И конечно, фламенко!

Прогуляемся немного по району Санта-Крус под песню «Cielito lindo». Если по тропинкам и пляжам Алрагве мы гуляли, напевая «бамос а ла плайя» (вамуш пара прая!), то тут стали напевать «Ай-я-я-яй, канта и но йорес...». И самое удивительное – именно эту знаменитую мексиканскую песню стали исполнять музыканты, которых мы встретили во время нашей прогулки по кварталу. Эта песня задала нам настроение – лёгкое, беспечное, легкомысленное.

Арка Худерии и улица воды (она именно так и называется – Calle Agua).













Красивые фонари.





Входы в дворики с азулежу и ажурными решетками.



А это вход в альберге в Севилье. Через Севилью проходит самый длинный путь Сантьяго – Виа де ла Плата от Малаги/Кадиса до Сантьяго. Мы шли его часть – камино Санабрес.



Ажурные решетки





Герань и плитка



Застекленные красивые балконы



Решётки, балконы, фонари, тени. А ещё тут слева (без фото) находится дом-музей известного художника Мурильо, который жил и родился в Севилье.



Прекрасные маленькие площади, уютные и тенистые. Площадь Альфаро (Plaza Alfaro).



Plasa de los Refinadores. На этой площади находится памятник Дон Жуану, известному литературному герою, который является (как и его реальный прототип) уроженцем Севильи.



Эту группу музыкантов мы встретили аж два раза. Сначала на улице Агуа.





А потом они нам встретились на симпатичной площади Plaza de los Venerables (площадь Почтенных). Тут-то они нам и спели нашу «Cielito lindo»! Такое вот совпадение.



И расскажу про два маленьких открытия. Сначала просто фото с площади Plaza de Doña Elvira.



На этой же площади на стене одного дома мы увидели эту табличку (см. ниже) из керамических плиток. На ней надпись на трёх языках (испанский, арабский, иврит) народов, которые населяли Андалусию. Переводится она примерно так: "Амалио построил этот дом Хиральде, чтобы сделать её своей" (Amalio le ha puesto esta casa a la Giralda para hacerla suya). Амалио – севильский художник, его называют Лоркой живописи (Лорка, кстати, родом из соседней провинции Гранады). Хиральда была его музой, он был одержим ею и увековечил на 365 картинах. Амалио купил дом почти у основания Хиральды, где основал мастерскую и мог созерцать свою вдохновляющую музу в любое время суток. Сейчас в этом доме находится его музей.



Красивый портал. Но дело не в нём.



На этом здании я впервые заметила страховую табличку, она справа от двери. Обнаружила уже дома на фото. Когда-то я про них читала, но забыла. И тут вдруг вспомнила. Страховые таблички, или страховые доски – разноцветные металлические таблички с названиями страховых компаний, часто с гербом города или логотипом компании. Такие таблички есть и в России, к нам они пришли из Европы более 150 лет назад. Доски перестали использоваться примерно с 1960-х годов, но те, что выпускались раньше, в позапрошлом веке, представляют интерес как часть истории национальной культуры и примерно с 1920-х годов они стали объектом изучения и коллекционирования в разных странах.

Немного крупнее. Если бы я обратила внимание на месте, то сфотографировала бы крупным планом её и другие таблички, которые я увидела на других фотографиях из Севильи уже после этой.



Приведу отрывок из статьи (В. Н. Борзых «FIRE MARKS, или Страховые доски в России»), обнаруженной мною в сети. Мне это показалось интересным.

Из истории появления страховых досок

Традиция использования при страховании от огня fire marks восходит к концу XVII века. После знаменитого Большого пожара в Лондоне в 1666 году, когда за 5 дней было уничтожено 13 тысяч частных и общественных строений, местные домовладельцы стали создавать компании страхования от огня. Поскольку муниципальных пожарных учреждений в то время ещё не было, для борьбы с огнём каждое из возникавших страховых обществ создавало собственную дружину.

Появление страховых учреждений со своими пожарными, работавшими на одной территории, создало определенную проблему. В те времена немногие улицы в английских городах имели названия, а нумерация домов вообще отсутствовала. Ориентироваться в незнакомом городском районе и тем более определить принадлежность частных домов было очень трудно. Собравшись на дым, пожарные, материально заинтересованные в тушении застрахованных зданий, начинали прежде всего выяснять между собой, кто имеет право на тушение. Споры нередко заканчивались массовой дракой, происходившей на фоне успешно горевшего строения, и дело по некоторым английским источникам, иногда доходило до смертоубийства.

Для предотвращения подобных ситуации необходимы были опознавательные знаки, которые бы наглядно свидетельствовали, что дом вообще застрахован и в каком именно страховом обществе. Такими знаками и стали первые лондонские «fire marks» (в букв. перев. с англ. — «знаки огня, пожара») — окрашенные в несколько цветов свинцовые таблички с названием страхового учреждения, изображением его фирменного знака и цифрами внизу — номером полиса, по которому строение было застраховано. Клиенты получали fire mark вместе с полисом и крепили их на фасады своих домовладениях. Появление первых страховых досок английские исследователи относят к 1682 году.

Зародившаяся в Лондоне практика использования страховых досок постепенно распространилась на другие английские города: между 1682 и 1880 годам доски выпустили более чем 150 страховых компаний. Из Англии мода на доски перешла в европейские страны. <...> С течением времени меняется назначение страховых досок. Уже в начале XIX века по мере повсеместного развития почтовой системы и, следовательно введения нумерации домов и названий улиц, «опознавательная» функция досок отходит на второй план, они все больше становятся элементом наружной рекламы страховых компаний.

На этом мы с грустью прощаемся с Севильей и уезжаем в Гранаду.
Tags: андалусия, испания
Subscribe

  • Простые радости

    Не хотела писать пост – подведение итогов, давно уже перестала, но передумала. Год был непростой (хотя были годы намного тяжелее), но интересный, и…

  • Про солнце в ноябре

    Без солнца и света тяжелее всего. Но пока оно еще случается. Просто парочка засвеченных солнечных кадров из соседнего парка.

  • Грустная осень

    В поздней осени есть что-то от ранней весны. Мягкие краски, мягкий свет, прозрачность. Даже цветовая гамма похожа. Но осенью вся эта красота…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 7 comments