Арагонский путь. День седьмой: Руэста – Сангуэса, 22 км





Сегодняшний наш этап будет довольно пустынным, по дороге встретится лишь одна деревня Ундуэс (Undués de Lerda), до неё от Руэсты 11,5 км.

Ещё с вечера начался дождь и шёл всю ночь. Вообще было немного странно и неуютно в такую погоду находиться в заброшенном городе, где кроме горстки пилигримов и двух человек местных жителей, никого больше не было. Всю ночь ветер и дождь стучали в крошечное окошко комнаты, усиливая ощущение какого-то уныния. А может, это мне сейчас на расстоянии так кажется.

Утром мы позавтракали в одиночестве тем, что нам оставил оспитальеро: чай, кофе, апельсиновый сок, хлеб, масло, мармелад (так во Франции и Испании называют джем). Собирались вместе с японцем, он тоже всегда рано выходил. Ему, как и мне, помимо укладывания рюкзака надо было заклеить мозоли. :) У Паши с Катей таких проблем не было. Катя уже второй раз идёт камино в одних ботинках, у меня же ботинки были относительно новыми, я не успела их разносить, и на каменистых крутых тропах с острыми камнями, с постоянными подъемами и спусками, ноги сбила. Вообще обувь – самая важная часть экипировки. Предложили японцу позавтракать с нами, но он отказался. Утром дождь не перестал, а когда мы вышли, еще усилился. Сразу надели дождевики-пончо. Вышли мы позже японца, но потом его перегнали. Так и шли всю дорогу, догоняя друг друга, но не выпуская из виду. Пишу какие-то мелкие ненужные подробности, но мне почему-то хочется их сохранить в памяти. Этот день в итоге оказался самым грустным, с привкусом горечи.

Дорогу помню плохо, было мокро и скользко.



Время от времени сквозь деревья показывалось водохранилище Йеса с его потрясающим цветом воды, но в дождь видно было плохо.



Впереди уже хорошая погода. Еще немного и будет солнце.









А вот и Ундуэс показался – он на соседнем холме. Нам надо сначала спуститься, а потом, естественно, подняться.





Когда свернули в Ундуэс, японец нам показал желтую стрелку, указывающую в другую сторону, но мы сказали, что хотим посмотреть деревню. Он не стал останавливаться, а мы немного передохнули. Ну, и заодно сняли уже ненужные и высохшие пончо и упаковали их в рюкзак.



Деревня живописная, но пустынная, как почти все испанские деревни. Но в ней есть альберге. Ну, и древняя церковь, конечно. Поверьте на слово. :)













Через некоторое время мы снова догнали нашего японца. Ровно на той развилке, что отмечена на карте ниже. Наш друг-японец свернул направо, но желтые стрелки показывали прямо. Мы стали ему кричать и показывать: камино но эста аки, камино аги, но он уверенно показал вперёд: Хавьер!



А, да, замок Хавьер. Мы про него уже и забыли. Сами заранее, ещё утром решили, что не пойдём. Замок красивый, но был почти полностью разрушен и восстановлен только в середине XX века. Решили не делать крюк в 6 км, то ли уже устали, то ли подсознательно боялись остаться без места – народу на маршруте полно, к тому же туристов и таксистов, которые нас гарантированно обгонят, хотя мы и вышли раньше...

Когда я планировала этот наш камино, думала, что он получится очень насыщенным, с кучей достопримечательностей, и природных, и исторических. За это я и выбрала арагонский маршрут, и предложила. Но как говорят пилигримы, не мы выбираем путь – путь выбирает нас. Он нас ведёт и нами управляет. Последние три дня нашего маршрута, начиная с сегодняшнего этапа, мы шли очень быстро, пропуская интересные места (и сознательно, и по рассеянности, и в силу обстоятельств), и хотя нам было хорошо и комфортно идти вместе, но эти три дня нас сильно вымотали из-за гонки. Все-таки гонка за койками, с которой мы столкнулись за три дня до слияния арагонского пути с французским, нам очень не понравилась. Это был первый такой день и первый день потерь. Мы были к этому не готовы... Уфф. Сказала и стало легче. :)



Тем временем мы покинули Арагон и пришли в Наварру. В Наварре официальным языком помимо испанского является баскский. Нас забавляли указатели на баскском языке. Язык этот ни на что не похож, он не принадлежит ни к индоевропейским, ни к какой-либо из других известных семей языков.



Вторую половину этапа дорога нас радовала пасторальными пейзажами, и погода тоже наладилась.







Пришли в Сангуэсу (Sangüesa, баски его называют Zangoza). Древние ворота на входе в город.



Нашли альберге. Народу в альберге полно! Кто все эти люди? Сплошь незнакомые лица, и нас никто не перегонял. Обратили внимание на пару из Бразилии: довольно молодая активная женщина и ее муж, сильно старше. Мы их встретили на следующий день, в Монреале, причём оба раза мужа видели исключительно в лежачем виде, с книжкой в руках. В Сангуэсе он тоже меланхолично читал лёжа, в то время как жена обрабатывала ему мозоли (ужасно варварским, но очень эффективным, как говорят, способом – прокалывала мозоли иголкой и обрабатывала спиртом). Очень трогательно, но мне почему-то было смешно – пара напомнила мне Георга и Эмму из «Берега утопии».

Б а к у н и н. ...Однажды я наблюдал, как Маркс битый час объяснял Георгу экономические отношения, а Эмма все это время массировала его ступни.
Г е р ц е н. Ступни Маркса? Зачем?

К нашему приходу в альберге осталось всего 4 места, очень неудобные, на проходе, но мы радовались, что хватило. Пока мы думали, этично ли будет занять единственное свободное место японцу, пришёл испанец-спортсмен, тот, который поднимался на Эльбрус. Вскоре прибежал запыхавшийся итальянец. Спрашивал, не видели ли мы девушку-итальянку. Чика но эста, – ответили мы ему. Он остался ждать её на улице. А мы заплатили за проживание и за стирку с сушкой, забросили вещи в стирку и ушли искать еду и заодно смотреть город.

В Сангуэсе есть несколько достопримечательностей, древние церкви, монастырь. Например, романско-готическая церковь Санта-Мария-ла-Реаль с хорошо сохранившемся романским порталом.



Уже дома я увеличила фотографию и разглядела знакомые насекомовидные глаза у этих скульптур. Да это же, наверняка, наш старый знакомый маэстро из Сан-Хуан-де-ла-Пенья! Да, говорит Википедия, это он.



В городе есть старые дома, небольшие дворцы, напоминающие по стилю колониальные здания в Латинской Америке. Но фотографий мало, они не очень удачные, совсем не вдохновил меня город. :( Грязный, неухоженный, запущенный, очень неуютный. Повсюду запах травки. Даже расхотелось гулять. Еще немного пробежали по улицам и стали искать еду.



Нашли супермаркет, который работал в сиесту – невиданное дело! Купили мандарины и продукты на ужин и на следующий день: колбаса, оливки, сыр, хлеб, сардины.

Когда вернулись в альберге, у входа перекусывали на ходу наш темнолицый итальянец с нашедшейся уставшей итальянкой, которая очень зло на нас посмотрела. Впрочем, её можно понять. Они нас спросили, кто тут есть. Ответили, что только испанец. А японец? Хапонес но эста аки, – покачали мы головой. Они ушли. Ну, а мы занимались стиркой, развешивали вещи на солнце. Обыденные заботы пилигримов. :) Тут пришёл японец. Обрадовался нам, но мы его, увы, ничем порадовать не могли. Комплето – услышал он от нас страшное слово. Очень было его жалко – такой уставший, а ещё куда-то надо идти искать жильё. Говорят, отсутствие мест в порядке вещей на французском пути, который от нас ещё в двух днях пути, и мы не думали, что так рано с этим столкнёмся. Мы дали японцу хлеб с сардинами, горячий чай. Он поел, немного посидел, отдохнул, поклонился и ушёл. Аста луэго, – с каким-то отчаянием сказали мы ему перед уходом. Очень не хотелось говорить адьос. Куда он пошёл, мы не спросили и не знаем - в городе по пути к альберге мы видели несколько частных хостелов, видели указатель на кемпинг. Вечером испанец тоже про него спрашивал. И немцев мы не видели. Может, они остались в Ундуэсе. Нам было очень грустно, что распалась такая душевная компания.
Пейзажи почему-то очень Алтай напомнили.
Деревня, конечно, нет :)
Рельефом, наверное, похоже на Алтай. Хотя Алтай повыше, мне кажется. :)
>>А, да, замок Хавьер. Мы про него уже и забыли.

А мы заезжали в замок - живописный, но несколько диснеевский:)
Мне тоже так показалось по фоткам и передумали туда идти. Хотя сначала очень хотела.
К некоторым людям быстро привыкаешь, а потом там жалко их терять..
Я с трудом привыкаю. Но и терять тяжело.