Ольга (luchar) wrote,
Ольга
luchar

Category:

Арагонский путь. День пятый, продолжение: Сан-Хуан-де-ла-Пенья – Аррес, 23 км

Арагонский путь. Май 2017 г. Оглавление

Наш трек: San Juan de la Peña – Arrés, 22,7 км





Когда мы брали билеты в кассе Нового монастыря, спросили, как дойти до Санта-Крус-де-ла-Серос. Кассир нам ответила, что можно пройти 7 км по дороге, а можно 4 км по тропе. Когда она произносила слова «по тропе», то сделала такое кислое выражение лица, что мы решили, что лучше по дороге. Так и пошли малодушно. Немцы вышли раньше нас и пошли по тропе, но в Санта-Крус мы пришли раньше. Так что, видимо, по дороге хоть идти дальше в два раза, но быстрее. Так и не знаем, какая там тропа – сильно сложная и опасная или нормальная, какие виды с неё открываются.

По дороге идти довольно неприятно. Обычная дорога, серпантин, очень узкая и извилистая, в окружении скал и сосен.



Но очень много машин и туристических автобусов и поэтому мы стремились пройти по ней как можно быстрее и почти нигде не останавливались. Только цепочки гусениц-самоубийц на дороге нас заинтересовали. Оказалось, что это так называемые сосновые походные шелкопряды. Они живут в паутинных гнездах на соснах, а потом собираются длинными колоннами и передвигаются цепочкой друг за другом к новым местам кормёжки. Мы видели, как цепочка распадается, колонна останавливается, а потом опять они опять сцепляются и идут дальше.





Санта-Крус-де-ла-Серос мы увидели сверху. В Санта-Крусе есть две романские церкви XI–XII века, а когда-то здесь был женский монастырь, построенный по указанию короля Рамиро I.







Санта-Крус – деревня, практически сохранившая свой средневековый облик. Несколько улиц, каменные дома, каменные крыши и интересные дымоходы.







Дымовая труба с espantabrujas. Я не нашла, как переводится это слово. В арагонских Пиренеях существует обычай на каминную трубу сверху помещать фигуры разной формы в качестве защиты от ведьм и злых духов, которые по ночам могли проникнуть в дом по единственной открытой части.





А это даже и не знаю что. Памятник дымоходу? Тут сверху довольно сложная фигура.



А вот эту трубу мы видели в Хаке, я ее уже показывала, но пусть будет и здесь до кучи.



На главной площади с видом на церковь Санта Мария остановились, сняли рюкзаки. Зашли в магазин керамики на площади посмотреть керамические изделия, которые делают и обжигают прямо там же, на заднем дворе этого магазина. Посмотрели и совершили самую бессмысленную покупку – купили керамическую кружку, которую Катя потом тащила всю дорогу. Да, в нашей ситуации, когда важен каждый лишний грамм, это было нерационально. :) Продавец смотрел, как мы выбирали кружки и взвешивали их на ладони, и спросил с улыбкой: «Идёте в Сантьяго?» Оно и понятно – простые туристы не станут взвешивать посуду и сувениры перед покупкой.

Обратите внимание на название магазина «Ajedrezado jaqués», т.е. шахматный хакеанский (см. предыдущую запись).



Когда мы сидели около фонтана на площади и перекусывали прекрасными бретонскими печеньками с соленой карамелью, прошли наши немцы-голландцы. Удивились, увидев нас, – они вышли раньше, но мы их не перегоняли. Наверняка подумали, что мы подъехали. Но умный в гору не пойдет, умный гору обойдет. :)

Они пробежали мимо нас, потом вернулись, показали нам в какую-то сторону и сообщили, что там можно поставить печати. Мы за печатями не гонялись, но прогуляться решили. Оказалось, печать поставили в открытой (большая редкость!) церкви. Мы всё равно туда собирались – тем более, входной билет в неё входил в стоимость нашего комплексного автобусного билета. Обращаем внимание на крисмон над входом.



А также на уже знакомый нам шахматный узор.



Внутри храма тот же узор, а кроме того, алебастровые окна.





Еще одна старая церковь – San Caprasio.



Вон с тех гор мы спустились. Где-то там, с другой стороны, отсюда не видно, находится монастырь Сан-Хуан-де-ла-Пенья.





От Санта-Круса дорога довольно тяжелая – глина и камни. Иногда идешь как будто по узкому желобу. Наверняка во время дождя там текут ручьи. Но нам повезло, дождя не было.





Прошли крошечную деревню Binacua.



Выставка картин местной художницы. Романская церковь Ангелов-хранителей, XI век.



Мы с такого ракурса церковь снять не могли – мешал столб (другой).



Дошли до Пуэнте-ла-Рейна-де-Хака и присели на скамейку отдохнуть. Тут нас перегнали немцы. Один из них всегда шёл последним, хромая и сильно отставая, ему было тяжело идти. Мы говорили: «Всё, наверное, они его бросят!» Потом видели, что они его ждут, вздыхали облегчённо: «Ой, ну, слава богу, подождали». Такое у нас было развлечение. :) Еще в монастыре разговорилась с одним из них и узнала, что они планируют остановиться в Пуэнте-ла-Рейна-де-Хака. Так что они ушли в альберге, а мы сфотали странный памятник пилигриму и пошли дальше, в Аррес.



С самого начала мы решили, что надо попробовать дойти до Арреса – все очень хвалили альберге там. Хотя до него нам надо было пройти всего 23 км, но дорога была непростой и стартовали мы очень поздно – в 11 часов от Сан-Хуан-де-ла-Пенья. Поэтому немного переживали, хватит ли нам мест. Мы тогда ещё не знали, что в случае «комплето» в альберге в Арресе у пилигримов есть уникальная возможность переночевать на кладбище. :)

Аррес находится на горке – город-крепость. Подъём непростой, дорога каменистая и вообще сил уже не оставалось. Если в Арресе не надо ночевать, то можно в него не заходить – есть альтернативная дорога, покороче и попроще.



Наши немцы, видимо, назавтра пойдут по короткой дороге, если решат идти в Руэсту, как мы, иначе сложновато им будет, учитывая их слабого коллегу, за которого мы волновались. :) Либо дойдут до другой точки ночёвки, поближе. Подъём на Аррес казался бесконечным. Идти всё время вверх, в каких-то зарослях, непонятно сколько еще идти. Вечером нам показали несколько заготовленных указателей на альберге, которые должны расставить на тропе для поддержания бодрости духа. Правильная мысль. :) Во время подъёма к Арресу неожиданно буквально из-под ног взлетела огромная птица. Кто это был, орёл? Так и не знаем. Пока гадали, подъём неожиданно закончился и открылся вид на крыши.



И снова труба



Альберге оказался практически первым зданием в деревне – тропа ведет прямо к нему.



Альберге был в старом каменном здании, самый обыкновенный. Тёмные комнаты, маленькие окна, низкие двухярусные кровати. Оспитальеро мы не увидели, заселились сами, в одну комнату с загорелым итальянцем, который был в Хаке. Потом Катя куда-то убежала и прибежала, чтобы позвать нас на экскурсию.

Оспитальеро Хосе (всех лучших оспитальеров зовут Хосе!) провёл нам троим экскурсию: показал церковь, потом мы с ним поднялись на башню (её отреставировали три года назад, до этого она стояла в развалинах), потом на мирадор, который они называют piedra (камень). С башни и мирадора открывается красивый вид на долину, равнины, поля, город Бердун, реку, водохранилище, заснеженные горы вдали – там, откуда мы пришли.



Городок маленький, как будто застыл в средневековье. Каменные дома, узкие улочки, башня.





Вид с башни на деревню, долину и Пиренеи



А это с мирадора "пьедра"





Зашли в кафе, взяли себе напитки. Свет стал красивым, но нам пора идти на общий ужин (сena comunitaria). Народу было довольно много: японец, канадец, тот самый итальянец с загорелым лицом, девушка-итальянка, несколько испанцев (в том числе семейная пара) и нас трое. Та же самая история повторилась, как везде – на нас смотрели спокойно, а как узнавали, что мы из России, тут же оживлялись. Особенно оживились канадец и японец – мы приехали из такой же дали, как и они. Мы пятеро неиспаноговорящих были немного в стороне от веселья. Правда, один из оспитальеро спросил у Кати, где она научилась так хорошо говорить по-испански. Она немного учила испанский в группе с преподавателем, позже прошла интенсивный онлайн-курс, а потом работала три месяца в Боливии.

На ужине была вкуснейшая паэлья из морепродуктов (правда, они сказали, что это называется не паэлья, а как-то по-другому, я не запомнила), омлет из шампиньонов, вино, хамон и пармезан (итальянцы очень оживились). На ужине присутствовал фермер (видимо, поставщик продуктов для альберге). Хамон, пармезан были с его фермы. Грибы он тоже набрал у себя на ферме и нам сделали с ними омлет. Грибы я люблю больше морепродуктов, с удовольствием съела. И пармезан был отличный.

Разговоров я не понимала совсем. Фермер рассказывал что-то про свою ферму. Оспитальеро было двое. Первый – Хосе – был спокойным, молчаливым. Второй – его имени я не помню – шумный, активный и веселый. Веселый оспитальеро снимал всех на свой смартфон. Забавно – все быстро произносили «potato-potato-potato» и в этот момент делался кадр. Было очень смешно. Во время ужина он время от времени выглядывал в окно и предупреждал, что если будет красивый закат, то мы все пойдём к «пьедра» смотреть закат. Показывал на своем телефоне фотографии закатов в предыдущие дни. Потом сдался – раз сегодня заката красивого нет, давайте пойдем на кладбище! И мы дружной толпой встали и вышли на улицу. На улице было довольно холодно. По дороге увидели очень красивого красного петуха, который с любопытством выглядывал в узкое окно-щель в каменной стене. Паша хотел его погладить по хохолку, а он его клюнул. Все дружно кинулись фотать петуха.



Толпа пилигримов ночью дружно идет на кладбище





Пришли на кладбище. Открыли церковь, зашли туда. Веселый оспитальеро сказал, что когда много народу и у них комплето, обычно летом, они составляют попарно скамьи, приносят матрасы и паломники ночуют там. :) Мы порадовались, что не попали в число таких счастливчиков, хотя были близки к этому. Это были бы незабываемые впечатления. Во время прогулки я хотела поговорить с японцем, который держался немного изолированно. Японец не очень молодой, лет 60 или больше. Задавала стандартные в таких случаях вопросы: откуда он идёт (из Сомпора), куда идёт (в Сантьяго), где живёт (в Токио). Спросил, откуда мы идём, где живём. Сказала ему, что несколько лет назад мы были во Владивостоке. Обрадовался, сказал, что Россия и Япония – соседи. Сказала, что были сегодня в Сан-Хуан-де-ла-Пенья, его это впечатлило, хотя я добавила, что из Хаки мы ехали на автобусе. Судя по его реакции, он знал про монастырь, но не решился идти туда пешком, а про автобус, видимо, не знал. Жаль, что не разговорились с ним в Хаке, как-то не пересеклись (и вообще я очень трудно схожусь с людьми, мне нужно несколько дней, чтобы привыкнуть). Если бы он знал про такую возможность, то поехал бы, скорее всего. Я спрашивала его на английском, он плохо понимал, отвечал на испанском. В какой-то момент до меня это дошло, я стала пытаться некоторые простые фразы повторять на испанском, который я почти не знаю, и, наконец, спросила, какой язык он знает лучше – английский или испанский. Он ответил, что английский не знает совсем (что меня очень удивило), немного учил испанский. Но испанский он знал даже хуже меня. Получилась довольно странная беседа на странном языке – на языке камино. Молодец, не зная никакого иностранного языка, не побоялся один идти по камино. Я прониклась симпатией к нему, но Курилы все равно не отдадим. :)

В общем, из-за предотъездного цейтнота, когда мы месяц до поездки были заняты семейными делами, которые отнимали у нас всё время, силы и нервы, я совсем не повторяла язык и забыла те крохи, которые знала осенью. К тому же с нами была Катя, которая понимает неплохо три языка, и стимула у меня не было. Проблем на пути с пониманием у нас не было никаких, но личного общения мне не хватило.

После кладбища вернулись на кухню в альберге, пили чай-кофе со сладостями и фруктами. Японец клевал носом – у него ещё джетлаг.

День выдался интересным, сложным и насыщенным. Завтра идём в Руэсту – мёртвый город.
Tags: испания, камино арагонес, камино де сантьяго
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 25 comments