Ольга (luchar) wrote,
Ольга
luchar

Categories:

Про «Демократию»

Недавно у нас произошла странная история – мы перепутали дату спектакля. Катя сходила на прогон «Демократии» в РАМТе и хотела, чтобы мы все его посмотрели. Купили билеты, Таня занесла в свой дневник и … случайно перепутала дату. Когда вечером накануне спектакля мы решили распечатать билеты, выяснилось, что спектакль этот начинается через 15 минут. Вечером я написала о нашем огорчении на фейсбуке. И правильно сделала – мне там посоветовали обратиться к администратору, рассказать о нашей ошибке и спросить, нельзя ли нам заменить билеты на другую дату. Нас записали на 23 декабря. Спасибо Ирине и Маше за подсказку!

Итак, 23 мы все собрались в театре. Места, к слову, нам попались лучше, чем были в наших билетах – 8 ряд партера, прямо рядом с помостом. Сразу вспомнился «Берег утопии». Вообще дух БУ присутствовал с самого начала – ещё до того, как зашли в зал, Паша что-то спросил про Берег. И в зале – конструкция сцены, строгие черно-белые декорации Бенедиктова (лишь с одним ярким красным пятном), Илья Исаев в главной роли – не могли не настроить наши мысли в сторону БУ. После спектакля я прочитала, что Алексей Бородин назвал «Демократию» «Берегом утопии-5» (три части собственно «Берега» + «Нюрнберг»).

Спектакль с самого начала оставил меня в недоумении. Только по дороге домой я стала его чувствовать. Такое у меня уже бывало – например, со спектаклем Лепажа про Игры. Тут тоже, кстати, игры. В первый момент после спектакля меня накрыло ощущение бесполезности всего происходящего – бессмысленные и беспощадные игры мужчин, сыгранные мужским актёрским составом. Прекрасным составом! Игры, которые только разрушают, но ничего не созидают.

Все оказались в проигрыше. Канцлер ФРГ Вилли Брандт в результате этих игр ушёл в отставку. Восточной Германии уход Вилли Брандта тоже был крайне невыгоден, потому что именно Вилли начал курс на сближение со странами Восточного блока и делал шаги к объединению двух Германий. Агент восточно-немецкой разведки Штази Гюнтер Гийом подставил человека, которым искренне восхищался, сам попал за решётку и потерял своего молодого сына. Сын родился и вырос в западной Германии, ничего не знал, естественно, про шпионскую деятельность своих родителей, боготворил шефа своего отца – Вилли и не мог простить отцу предательства.

Нужны ли были эти жертвы? Принесли ли они какую-то пользу в деле объединения одной нации в одну страну? Или всё это произошло бы неминуемо под давлением времени?

Спектакль смотрела с чистого листа, а после спектакля немного почитала про этот нашумевший шпионский скандал – про канцлера ФРГ Вилли Брандта и его личного референта Гюнтера Гийома. Спектакль, как и пьеса, основан на реальных фактах, все действующие лица реальны. Я даже нашла упоминание его связника – Арно Кречмана (в книге немецкого писателя и журналиста Гвидо Кноппа). В телеграфном стиле нам рассказали всё про политическую карьеру Вилли Брандта вплоть до его отставки. Жалею, что не выполнила домашнее задание перед спектаклем. Сюда надо идти подготовленным и обращать внимание на нюансы личных взаимоотношений актёров и их героев вместо того, чтобы лихорадочно пытаться понять, для чего всё это нужно, и искать ответы на те вопросы выше.

Гюнтер Гийом, гражданин и офицер ГДР, по легенде переехал в ФРГ как беженец, делает стремительную карьеру – становится помощником, правой рукой канцлера ФРГ Вилли Брандта. Он получает доступ к секретным документам канцлера, в том числе к его конфиденциальной переписке, в курсе бесед Вилли с разными политиками, и даже в курсе его личных дел и слабостей. Гюнтер – веселый, общительный, наглый, немного надоедливый и подобострастный человек. Несколько раз вызывал подозрения, подвергался проверкам, но всегда выходил чистым. Вилли несколько раз пытался от него избавиться, но ему никак это не удавалось. То ли просто привык к Гюнтеру, который ходил за ним тенью и исполнял его прихоти, в предвыборных поездках по всей стране был незаменимым помощником, составлял его расписание, следил за его гардеробом, то ли попал под его обаяние. Но сам Гюнтер очень к нему привязался, до последнего не хотел уходить, не верил серьёзности обвинений и улик в свой адрес, и потому что боялся, что уход будет признанием перед Вилли, который ему полностью доверял, в своём предательстве, и он оттягивал этот момент как мог. Кроме того, возможно, ему нравилась вольготная жизнь в ФРГ, встречи в ресторанах, поездки по стране и Европе, чего у него уж не было бы в ГДР, куда бы уме пришлось вернуться.

А круг сжимается. Вилли сообщают, что у них есть подозрения на шпионскую деятельность его помощника. Три зацепки – первая буква фамилии или имени, его фамилия в записной книжке раскрытого шпиона и текст расшифрованной радиограммы с поздравлением с появлением второго сына ровно в день рождения сына Гюнтера. Вилли удивился – у Гийома только один сын. Несмотря на подозрения, он решается не менять свои ближайшие планы и ехать в отпуск в Норвегию двумя семьями – вместе с семьей Гюнтера Гийома. Там Вилли заводит разговор с Гюнтером, спрашивая – один ли у него сын? Тот отвечает твёрдо: да, всего один. Исаев даже как будто обрадовался и вздохнул удовлетворённо: «А что же вы остановились на достигнутом?» Потом в разговоре с сотрудником разведки он ещё раз уточнил этот вопрос и тот ему сказал, что речь идёт о появлении с семье второго мужчины, а не сына, как ему было сказано ранее. За Гюнтером и его женой начали слежку.

Когда его арестовали, у разведки ничего не было, кроме перечисленных несерьёзных улик, но при аресте Гюнтер неожиданно восклицает: «Я гражданин и офицер ГДР, прошу вас уважать это!» Это было по сути признанием. В ходе следствия выяснилось, что агент имел доступ не только к важным секретным документам, содержание которых давало ГДР преимущество при переговорах, он также был в курсе интимной жизни Вилли. Гюнтер ужасно переживал по этому поводу. Он не хотел, чтобы Вилли думал, будто он мог подло воспользоваться доверием близкого ему человека, для того чтобы унизить и оскорбить его достоинство, надеялся, что только чисто шпионская деятельность, которая по сути преследовала те же цели, что и политика Брандта – сближение с Востоком, – оправдает его в глазах Вилли.
Tags: рамт, театр
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 0 comments