Ольга (luchar) wrote,
Ольга
luchar

Categories:

Золотая осень в Абрамцево

       

Мы уже давно хотели поехать в Абрамцево. А этим летом себя буквально сдерживали, чтобы не сорваться туда в ближайшие выходные. Но решили подождать до осени. Абрамцево у меня лично ассоциируется со словами "золотая осень" по картинам Поленова и Левитана.


Размышления по дороге



Давно для себя хотели понять — что же такое Абрамцево. Почему название этой усадьбы связано с такими талантливыми людьми — Васнецовым, Врубелем, Коровиным, Нестеровым, Поленовым, Репиным, Серовым, Станиславским, Шаляпиным и многими другими. Почему именно там творили. Почему именно там собирались. Почему талантливых художников притягивало именно это место. Что туда тянуло. Почему именно в этом месте пишутся сказки и картины, создаются скульптуры и песни. И какое оно сегодняшнее — Абрамцево?

Усадебный дом конца XVIII в.



Усадьбу Абрамцево в 1843 г. (в 52 года) приобрел Аксаков. Именно в эти годы в Абрамцеве, несмотря на то, что Аксакову шел уже шестой десяток, в нем проснулся замечательный художник слова. Что же стало причиной столь волшебного превращения? Считается, что этот творческий катализатор — абрамцевская природа. Аксаков называл свою усадьбу «премилой деревенькой», «прекрасным уголком», «раем земным», обожал местные грибные леса, рыбные пруды, «ершовые места», живописную речку Ворю, свой уютный старинный дом с мезонином и парк с вековыми деревьями.

«Деревня обняла меня запахом распускающихся листьев и цветов, своею тишиною, своим пространством. Не могу передать, какой мир пролился на мою душу».

К гостеприимным, умным, тонким, добросердечным Аксаковым в Абрамцево приезжали друзья-гости — писатели (Гоголь, Тургенев), поэты (Кольцов), философы (Белинский, Герцен), артисты (Щепкин).



В 1870 г. усадьбу Абрамцево у дочери Аксакова приобрел Савва Иванович Мамонтов.

Мамонтов — человек очень мощной энергетики. «В нем была какая–то электрическая струя, зажигающая энергию окружающих. Бог дал ему особый дар возбуждать творчество других» (В.М. Васнецов). Он ярок и противоречив. Коммерческий ум и талант — с одной стороны. С другой — музыкальные и художественные способности, незаурядный вкус, остроумие, благородство, магнетические личные данные. Он притягивал к себе талантливых людей, а природная магия Абрамцево ему в этом помогала. Мамонтов собрал все художественные сливки общества у себя в Абрамцеве и хотел сделать так, чтобы талантливые живописцы, ничуть не заботясь о быте, могли воплотить свои творческие замыслы. С такой целью Мамонтов специально построил здесь «Культурный поселок», состоявший из деревянных домов-мастерских.

В Абрамцево у него царил культ трех Муз — Живописи, Скульптуры и Театра.

Нижний пруд в Абрамцево



Художники, музыканты, собравшиеся постепенно в Абрамцеве, составили "Мамонтовский", или "Абрамцевский" кружок.

Философ Павел Флоренский об Абрамцеве: «Абрамцево, прежде всего, есть духовная идея, которая неуничтожаема; если будет жива идея Абрамцева, то не всё погибло».

Жизнь в Абрамцеве била ключом. С утра художники работали. За обедом кипели разговоры обо всем на свете. Вечером — музицирование, спектакли, поставленные силами хозяев и гостей, знаменитые "живые картины". По признанию всех, попадавших сюда, невозможно было здесь НЕ лепить, НЕ рисовать, НЕ сочинять. У Саввы Ивановича была поистине драгоценная для русского искусства черта характера — трудясь сам, занимаясь лепкой, майоликой или постановкой домашних спектаклей (к которым он писал тексты и в прозе, и в стихах), он увлекал своим примером и других. По словам старшего Васнецова Мамонтов имел «способность возбуждать и создавать кругом себя энтузиазм: работая с ним, немудрено взвиться повыше облака ходячего».

Русская частная опера



Удивительно — успешный коммерсант и промышленник Мамонтов был чрезвычайно творческой натурой, искренне любил искусство — музыку, театр. В области театра им было сделано очень много.

В 1885 (44 года) Мамонтов создаёт театральную антрепризу, из которой выросла знаменитая Русская Частная опера. Были приглашены балетная труппа из Италии и лучшие голоса России. Вскоре в театр пришел Шаляпин. Мамонтов забрал его из Мариинского императорского театра, заплатив немалую неустойку. Можно даже сказать, что он этим спас Шаляпина, потому что, то, чему певец научился в Частной опере у Мамонтова, стало основой его всемирного успеха.

Основу репертуара Русской Частной оперы составляли исключительно произведения русских композиторов. Благодаря Мамонтову увидели свет и получили признание оперы «Садко», «Псковитянка», «Снегурочка» (Римский-Корсаков), «Борис Годунов», «Хованщина» (Мусорогский) и многие др...

Верхний пруд в Абрамцево



Но кроме хозяина, стержня дома — Саввы Ивановича, душой Абрамцева была хозяйка, его жена — Елизавета Григорьевна Мамонтова (1847–1908).

Нестеров писал о ней: «Я, право, не знаю, не помню на пути своем ни одной женщины, которая бы отвечала так щедро, так полно на все запросы ума и сердца. Какое счастливое сочетание большого ума и большого сердца! Какое редкое равновесие того и другого! Величайший житейский такт, мудрость жизни, неусыпная мысль к доброму деланию, скромность, простота... При всем том обаятельная в обращении с людьми, с привлекательным лицом, тихими, немного прищуренными глазами и несколько печальной улыбкой... В моей жизни Елизавета Григорьевна, знакомство с ней в дни моей молодости, посещения и жизнь в Абрамцеве занимают немалое место».

Девушка с кленовой ветвью



У Мамонтовых было 5 детей. И здесь Савва Иванович гениален — первые имена букв детей составляют его имя: Серёжа, Андрюша, Верушка, Всеволод, Александра.

Детей Мамонтовых художники использовали в качестве моделей. Всеволода писал Врубель в эскизах к "Демону". Андрея или Дрюшу можно увидеть в образе Алеши Поповича в "Трех богатырях" Васнецова. Самой популярной моделью была Верочка, общая любимица и шалунья, прозванная Антокольским «Абрамцевской богиней». Ее глаза — у "Аленушки" Васнецова, он же позднее написал ее в портрете "Девушка с кленовой ветвью". Верушка изображена в знаменитой керамике "Голова египтянки" Врубеля. Но самая известная картина, конечно, "Девочка с персиками" Серова.

Девочка с персиками



Солнечный летний полдень 1887 года. Только что закончилось очередное «сражение»: нынешним летом любимое занятие у детей – игра в войну. Верушка (так ее ласково называют домашние), разгоряченная, краснощекая, взволнованная села отдохнуть у чайного стола в просторной гостиной. Ей 12 лет, впереди еще долгий радостный день, с беготней и шалостями, а вечером опять соберутся гости – много гостей – приедут Врубель, Васнецов, Мусоргский, Поленов. Да мало ли кто еще завернет на «мамонтовские посиделки», гостям здесь всегда рады. Вот и Антон (дружеское прозвище Валентина Серова) недавно вернулся из путешествия по Италии, полный впечатлений от живописи старых мастеров и жажды работы. Приехал прямо в Абрамцево, где был как родной, дружил с детьми Саввы Ивановича и Елизаветы Григорьевны. Благодаря этой дружбе и удалось уговорить Верочку позировать ему. Может, она и не согласилась бы, если б знала, сколько сеансов ей придется вот так сидеть, да еще поменьше шевелиться, когда остальные с визгом носятся по парку.

Серов и сам признавал медленность своей работы, очень этим мучился и впоследствии говорил Вере Мамонтовой, что он ее неоплатный должник. Эту вещь он считал лучшим из своих произведений и говорил о ней: «Все, чего я добивался, – той особенной свежести, которую всегда чувствуешь в натуре и не видишь в картинах. Писал я больше месяца и измучил ее бедную до смерти, уж очень хотелось сохранить свежесть живописи при полной законченности – вот как у старых мастеров».

Эту картину Серов подарил Елизавете Григорьевне — своему другу. Он ни минуты не сомневался в правильности поступка, хотя отлично понимал — такие вещи написать удается художнику нечасто.

Поленовская дача



Поленов и Абрамцево — неразделимы. Он был здесь знаковой фигурой. Прежде всего, Поленов — профессор московского Училища живописи, ваяния и зодчества, известный художник. В Абрамцеве он жил, писал, фотографировал, сочинял музыку. Здесь он встретил свою любовь.

В Абрамцеве у художника проходила усталость, появлялось хорошее расположение духа, работоспособность, и один за другим писались пейзажи окрестных далей, крутых и пологих спусков к реке — словом, поэтические пейзажи Поленова. Здесь он пишет лиричные и дивные свои картины — «Березовая аллея», «Река Воря», «Верхний пруд в Абрамцеве».

В мае 1882 года Савва Иванович строит в Абрамцеве мастерскую для Поленова — небольшой рубленый дом. В Абрамцеве Поленов познакомился с Натальей Якунчиковой, подругой Елизаветы Мамонтовой, они сблизились и подружились при строительстве церкви. В ней же только что отстроенной и повенчались, а жить стали в этом только что выстроенном доме, который назывался с тех пор Поленовским. Если Поленов слышал призывный клич из Абрамцева, никто не мог его остановить. «Получил сегодня телеграмму из Абрамцева, - пишет о нем жена, - от Спиро, Васнецова, Левитана, Остроухова и Мамонтовых — зовут его; поехал туда сегодня вечером...»

Церковь Спаса Нерукотворного



Поленов — главный архитектор, художник, строитель церкви Спаса Нерукотворного. Он сделал первый рисунок проекта церкви, когда её решили строить в Абрамцеве. Идея соорудить церковь, была Елизаветы Мамонтовой, человека глубоко религиозного. Было получено разрешение на строительство от патриархии.

Поленов предложил взять за образец Новгородский храм Спаса Нередицкого. Он и Васнецов конкурировали в составлении проекта церкви. Но рисунок Васнецова вышел более в московском характере, чем в новгородском, и в семейном жюри к исполнению был принят его эскиз с некоторыми изменениями.

Строительство церкви велось на волне художественного порыва творчества. Поленов создал прекрасный иконостас строгого новгородского стиля и орнамента. Написал он также на вратах «Благовещенье» — одно из его прекраснейших произведений. Репин написал образ Спаса Нерукотворного. Художник Неврев — Николая-чудотворца. Васнецов — небольшой образ богоматери в иконостасе, преподобного Сергия Радонежского и несколько других малых образов. Также Васнецов расписал клиросы, и даже сам набирал мозаику пола с рабочими-бетонщиками.

Васнецов не желал видеть в церкви ничего обыденного, ему хотелось, чтобы всё здесь отвечало тому радостному настроению, с каким она строилась. Так, когда дошла очередь до пола, и Савва Иванович решил сделать его обыкновенным — цементно-мозаичным (плит не было), Васнецов яростно запротестовал. «Только художественная выкладка узора»,— настаивал он и взялся руководить ею.

Елизавета Григорьевна писала: «Какая чудесная выходит наша церковь. Я просто не налюбуюсь на нее. Очень много в фасаде изменено к лучшему... Васнецову церковь не дает даже ночи спать, все рисует разные детали. Как внутри будет хорошо... Главный интерес церковь. По поводу ее вчера целый день шли толки и возникали горячие споры. Все до страсти какой-то увлечены высеканием орнаментов... Окно Васнецова выходит действительно прелесть как хорошо; не только арки, но и все колонки покрыты орнаментом».

Теремок



Теремок или бывшая столярно-резчицкая мастерская (архитектор Петров, 1877). Вообще-то она была замыслена как баня, но резная красота пересилила бытовую причину. Здесь Елена Поленова (сестра художника) и Елизавета Мамонтова учили крестьянских детей плотницкому и столярному делу. Это начинание дало толчок всему абрамцево-кудринскому резному промыслу — стали появляться первые артели резчиков, открылось училище, появились магазины и т.д.

В Теремке есть рукописная Еленой Поленовой и с ее иллюстрациями книжка-сказка "Война Грибов".

Аленушка



Васнецов очень увлекался русской историей, собиранием сказок, он признавался: «Я только Русью и жил».

Здесь родилась его знаменитая «Аленушка», и был написан целый ряд картин на сказочные сюжеты. В Абрамцеве Васнецов работал над картинами «Богатыри», «Боян», «Ковер–самолет». «Абрамцевский чудодейственный воздух так благотворно действовал на меня, — писал впоследствии художник, — что именно в этом уголке написались, живописно осуществились лучшие мои работы».

Изнакурнож



В Абрамцево Васнецов создает проект избушки на курьих ножках для парка. В этой избушке обожали играть дети Мамонтовых. "Тут русский дух, тут Русью пахнет, всё мрачно, серые ели наклонили свои ветви, как бы с почтением вслушиваясь в отрывистый жалобный визг сов, которые сидят и летают тут десятками. Это чудное создание, не имеющее себе равных по эпической фантазии..." — так описывал свое первое впечатление от этого места художник Нестеров в письме к сестре. Совы — это загадочные хранительницы Абрамцева, знак-талисман Абрамцева, они здесь встречаются всюду.

Студия-мастерская



Студия-мастерская или бывшая Керамическая мастерская (архитектор Гартман, 1872). Раньше в этом домике жили неженатые художники, это было что-то вроде творческого общежития. Сейчас здесь небольшая выставка керамики Врубеля.

Всему хорошему в своей жизни Врубель обязан Савве Мамонтову. Мамонтов его вытащил из нищей и безденежной жизни в Киеве. В Абрамцеве Врубель обрел понимание и душевный покой, получил возможность спокойно работать. В кабинете Мамонтова художник пишет «Демона». Он был щедро одарён природой — ко всему прочему был и талантливейшим скульптором. Его керамические персонажи взяты из русских сказок — это Лель, Снегурочка, Мизгирь, царь Берендей, девушка Волхова. Слева и справа в углах стоят печки облицованные врубелевскими изразцами. Кстати, уроки по искусству керамики и майолики Врубелю и прочим художникам давала Елена Поленова, имевшая опыт французской гончарной художественной школы. Все творения делались(-ются и сейчас) из абрамцевской глины, которая, как и сама местность — имеет волшебный секрет, она называется «перламутровой», и готовые изделия из неё трудно отличить издалека от малахитовых или медных.

За Мастерской надо спуститься вниз по крутой тропинке — она выходит к знаменитой врубелевской Птичьей скамейке из мозаики.

Как удалось все это сохранить



После Красной Революции лет 8 (1918-1926) в усадьбе ещё сохранялся музей силами младшей дочери Мамонтовых – Александры. Но в 1926 году его «перепрофилировали» и на его месте создали дом отдыха учителей. Важную роль в сохранении Абрамцевского музея-усадьбы, оказывается, сыграл Грабарь. Он был не только видным живописцем, но ещё и искусствоведом. Он отдыхал в этих местах, заинтересовался Абрамцево и добился передачи его Союзу художников, который начал здесь строительство дачного поселка. Теперь здесь поселились таланты нового времени – Мухина, Иогансон, Шмаринов, Чуйков и многие другие. А в начале 1930-х годов на территории абрамцевского музея был опять создан дом отдыха, но уже работников искусств. И опять здесь стали собираться творческие люди - художники, музыканты, актеры. Художники понимали значение усадьбы для истории культуры России, в отличие от власти – Советской. Тогда придумали изящный ход: художники аккуратно выплачивали арендную плату якобы за дом отдыха, при этом жили во вновь построенных дачных домиках, втихаря восстанавливая музей в усадьбе, что в итоге позволило сохранить усадьбу именно как музей. Во время войны здесь располагался госпиталь. Восстановление усадьбы началось после войны.

(Взято отсюда: http://www.tours.ru/country/stories.asp?id_stories=9443 и http://www.fotodelo.ru/archive/asp/qa.asp-noparma=ziwk&infoGid=1500.4.htm. Фотографии наши.)

Subscribe

  • Просто уходило лето...

    Наверное, надо что-то написать про лето. Оно было замечательным, несмотря ни на что. Давно не помню такую чудесную летнюю погоду в Москве. Без жары,…

  • План умер. Да здравствует план?

    На майские праздники мы планировали Италию – Южный Тироль. Сами понимаете – Больцано (без Вейерштрасса, как шутят девочки, замученные в своё время…

  • Про «Победу»

    Про «Победу» принято писать или плохо, или ничего. Но я летала «Победой» 4 раза и ни разу не было к ним никаких претензий. Мы внимательно изучали все…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 8 comments